Игорь Бабанов, главный художник

Директор театра Д.А.Стрекалов. Помощник режиссера и актриса Елена Лопатина. З.а. РФ Е.К.Снегирева. Бенефис актрисы Татьяны Старочкиной.
Артист Анатолий Белков.
Бенефис з.а. РФ Людмилы Ковалёвой.
Бенефис з.р.к.РФ, режиссёра-постановщика театра Е.Т.Борисовой. Режиссёр В.И.Куприн.
Юбилеи з.а. РФ В.В.Смирнова и М.В.Смирновой.
З.р.к.РФ, художник-постановщик Е.А.Береснева.
З.а. РФ Ярослав Узенюк. Е.П.Севрикеева,з.р.к.РФ,заведующая мастерской по изготовлению кукол. Заслуженная артистка РФ Н.И.Новикова. Артист Данил Морозов. Игорь Бабанов, главный художник. Артисты театра: Любовь Маринина, Рашит Абдрахманов, Людмила Морозова, Валентина Баранова, Никита Тимошин, Ольга Жданович, Екатерина Соколова, режиссер Сергей Столяров, актриса Екатерина Зиновьева. Актер Александр Втулкин
Аватар пользователя
administrator
Site Admin
Сообщений: 304
Зарегистрирован: Сб май 06, 2006 5:15 am
Контактная информация:

Игорь Бабанов, главный художник

Сообщение administrator » Вт ноя 16, 2010 9:39 am

Ярославская областная ежедневная газета Северный Край, четверг, 24 ноября 2005
Адрес статьи: http://www.sevkray.ru/news/3/810/

Мастер с Острова детства
рубрика: Культура
Автор: Лариса НИКОЛАЕВА
Изображение
Завтра главный художник Ярославского театра кукол Игорь Алексеевич Бабанов отметит юбилей. Ему исполнится 60. За тридцать лет творчества он стал соавтором более девяноста спектаклей. К большинству из них Игорь Алексеевич создавал декорации и мастерил кукол. Правда, сам он употребляет другое слово. Кукол, как известно, вырезают, клеят, отливают. У Бабанова они рождаются.

АВТОПОРТРЕТ С КУКЛАМИ

Если «взрослый» театр отмечает юбилеи вечерними спектаклями, то детский – утренними. Для «утренника», посвященного Бабанову, выбрана постановка «Жили-были дед и баба», сыгранная уже более двух тысяч раз! Специально к ней виновник торжества нарисовал пригласительный билет, на котором свой портрет украсил куклами. Тут тебе и балаганный Петрушка, присев на ухо художника, пытается удочкой поймать то ли Золотую рыбку, то ли Русалочку. Тут и пугало огородное, и Царевна-лягушка, и бумажный кораблик «из газеты вчерашней» плывет к новым открытиям.

– Это мой Остров детства, – комментирует Игорь Алексеевич. – Тем, что я делаю, обычные люди только в детстве и занимаются, у меня это время, как видите, до 60 лет затянулось.

О возрасте кукольных дел мастера говорят примостившиеся на кончике носа очки, у которых оправа стекол изогнулась в виде цифр – 6 и 0.

– Годы отразились лишь на моем зрении, оно ухудшилось. А все остальное осталось таким же, как в детстве.

Родился Игорь Бабанов в год Великой Победы в разрушенном Питере. Устроить мальчика в детский сад было трудно, и большую часть времени он проводил в четырех стенах. Только кошка с театральным именем Сильва (уж не она ли предопределила судьбу Бабанова?) скрашивала одиночество.

Единственным развлечением маленького Игоря было радио. Он с упоением слушал сказки и радиоспектакли в исполнении замечательных актеров. Услышанное тут же пытался разыграть сам. Но игрушек в доме не было, в дни блокады все ушло на растопку печки. И мальчуган из пузырьков от лекарств, костяшек домино и прочих подручных средств создавал кукол для своей «театральной труппы».

Оттуда же, из детства, страсть Игоря Алексеевича к сочинительству, ведь сценарии детских игр еще и придумывались по ходу пьесы. Он и сегодня «балуется стихами» (по его словам), иногда пишет инсценировки, порой и спектакли по ним ставит. Так, например, появился в театре спектакль «Бабайки залетные».

«ТАК ТЫ ЕЩЕ И РИСУЕШЬ?!»

После школы Игорь окончил театральный институт в родном городе, получил специальность «художник театра кукол». Хотя не думал, что будет заниматься этим искусством профессионально. В детстве ни в каких художественных кружках и училищах не занимался. Просто любил рисовать.

Вот только школьный учитель не ценил его работы и ставил тройки. Впрочем, отношения были взаимными – фантазер Бабанов тоже был невысокого мнения об учителе и не понимал, почему весь урок нужно рисовать какое-нибудь цинковое ведро. Гораздо интереснее изображать скелеты или девушек ню (правда, тогда он не знал такого слова).

С учителем рисования была связана одна смешная история. В 13 лет Игорь услышал по радио о конкурсе детского рисунка в Польше. За первое место был обещан малогабаритный транзистор – по тем временам настоящее сокровище. Мальчик тут же записал адрес, со-брал несколько своих работ, завернул их в бумагу – не очень чистую, на почте сначала даже отказывались принимать. Отослал да и забыл об этом.

Прошел год. И вдруг на урок черчения зашел какой-то дяденька: «Бабанов, к директору». Мальчик сразу же стал вспоминать свои прегрешения последних дней, а безобразничал он часто, и на уроках лампочки внезапно гасли или начинали дребезжать не без участия его умелых ручек.

Бледный директор с порога спросил: «Ты рисунки какие-нибудь за границу отправлял?» – «Так это ж когда было». Присутствовавшие с облегчением вздохнули: нашли кому вручить диплом и отзывы польских пионеров о работах. И только учитель рисования никак не мог прийти в себя. «Бабанов, – наконец пролепетал он, – так ты еще и рисуешь?!»

...После окончания института Игорь получил распределение в Вологду. Потом его переманили в Ярославль, где он работает вот уже двадцать семь лет.

ИХ СУДЬБЫ СРОДНИ ЛЮДСКИМ

– Куклы, – рассказывает Игорь Алексеевич, – рождаются как дети. Сначала проходит процесс беременности. Обычно как бывает? Есть плановая беременность, когда все обдумано, заранее просчитано. Бывает по неосторожности, или по любви. А бывает и как результат... насилия. Театр ведь тоже диктует какие-то вещи. Вот только что закончилось совещание, где решали, что у нас будет на следующие новогодние праздники. Я все мечтаю что-то свое сделать – а мне велят: «Думай про Новый год!»

– Значит, каких-то кукол вы наверняка любите больше?

– Да нет. Они все мои дети – одинаково любимые, как бы процесс ни начинался. Создание куклы – это в каком-то смысле уникальная возможность для мужчины родить, тут каждый случай дорог.

Ну а судьбы у всех «детишек» складываются по-разному. У кого-то удачно, у кого-то не очень. Бывает, красивый, стильный спектакль, а не приживается в театре, и его списывают. Декорации почти сразу идут на свалку. А куклы висят сначала возле сцены, потом в хранилищах, где нет ни воздуха, ни света, но и там со временем начинают мешать. И их выбрасывают на помойку.

Большинство кукол исчезают бесследно. Но художник всегда пытается их спасти и, если находит на свалке, тащит в свою мастерскую. Куклы, которым уготована более долгая жизнь, стареют: с них облезает краска, рвутся наряды, их жрет моль, а изготовленных из папье-маше объедают крысы...

Работая, Игорь Алексеевич никогда не ставит задачу подражать действительности, создавать узнаваемые «лица». Он вообще не любит театр Образцова, который надолго посадил кукольников на натурализм.

– Театр кукол – это все-таки театр метафоры, знаков. Он не может быть натуральным, – размышляет художник. – Нелепо, когда куклы начинают играть почти трагедию, с переживаниями, бытовыми подробностями. Интересно это может быть, только когда делается пародия.

Но иногда, абсолютно случайно, кукла получается удивительно похожей на кого-нибудь. Как-то Игорь Алексеевич вырезал кукол для спектакля «Садко». Одна из них задумывалась как индийский гость. Вдруг Бабанова приглашает Яков Казьянский на свой бенефис. Подарка нет. Но индийский гость – просто копия композитора! Решено: кукла подождет. К фигуре, ставшей теперь Яковом Казьянским, Бабанов добавил летящий рояль. Музыкант был в восторге от увиденного.

Эта кукла, как и другие работы художника, представлена на выставке, которая в дни юбилея проходит в зале театра «На золотом крыльце». Подарки составляют большинство экспонатов, поскольку их в отличие от иных кукол трепетно хранят друзья.

– Чувствую, меня эти подарки и прославят, – с иронией говорит Игорь Алексеевич.

Почти все презенты сопровождает какой-нибудь стишок художника. Такой, например:

"Один мудрейший фараон
Был юн и свеж не по годам,
Все потому, что по утрам
Пил чудодейственный бальзам...
Коль хочешь быть как фараон,
Пей по утрам бальзам «Вагрон»."

В поделке был тайничок, где пряталась бутылочка бальзама. Тема пития – одна из самых любимых у Игоря Бабанова и в творчестве, и в жизни. Всем другим напиткам он предпочитает домашние вина соб-ственного изготовления.

Большинство подарков выполнены из обрезков дерева, это любимый материал художника. В них много зашифровано. Вот «Ножка Терпсихоры». Была у древних греков такая покровительница танца. Ярославской музой этого вида искусства Бабанов назначил хореографа Светлану Михайловну Варзанову, которой и предназначался подарок. Вокруг стройной женской ножки крутятся фигурки скомороха, слона, чертенка, медведя... Любого научит танцевать Светлана Михайловна.

Двух одинаковых кукол у Игоря Алексеевича не найдешь, как ни старайся. Копировать он не умеет. Да и надобности в этом нет – фантазия художника безгранична, и Остров детства всегда будет полон новых жителей.
Последний раз редактировалось administrator Вт ноя 23, 2010 7:20 am, всего редактировалось 4 раз.

Аватар пользователя
administrator
Site Admin
Сообщений: 304
Зарегистрирован: Сб май 06, 2006 5:15 am
Контактная информация:

Особый мир сказочника Бабанова

Сообщение administrator » Вт ноя 16, 2010 9:43 am

Особый мир сказочника Бабанова
Ярославская областная ежедневная газета Северный Край, вторник, 16 ноября 2010

«Любимый спектакль тот, над которым работаешь именно сейчас» - такого принципа придерживается главный художник Ярославского театра кукол Игорь Бабанов, оформивший за три десятилетия своей службы в театре более ста спектаклей. Среди них - легендарные для ярославских кукольников постановки, сыгранные более тысячи раз, - спектакли «Бука» и «Жили-были дед и баба». Этим постановкам аплодировали зрители разных стран мира: России, Англии, США, Австрии, Германии, Польши, Голландии, Румынии, Норвегии, Индии. В творческом багаже Игоря Алексеевича немало и других постановок: «Золотой цыплёнок», «Царевна-лягушка», «Бабайки-залётные», другие работы, ставшие настоящими бриллиантами в репертуарной афише ярославского театра кукол. В спектакле «Бабайки-залётные» Игорь Бабанов выступил не только как художник, но и примерил на себя амплуа автора пьесы, режиссёра-постановщика. И новые «костюмы» оказались Игорю Бабанову по плечу. Этот спектакль - участник многих театральных фестивалей - отмечен Почётной премией Министерства культуры России. Особый мир - это куклы Бабанова, они словно излучают тепло встречи со старыми знакомыми. Его кредо художника-сказочника - весёлые, яркие, лубочные, очень «русские» краски и мотивы. А насколько трепетно мастер относится к созданию костюмов для актёров, когда по ходу спектакля им предстоит работать «живым планом»! Игорь Бабанов - замечательный резчик по дереву. Выполненные его руками скульптуры и деревянные композиции множество раз становились визитной карточкой ярославского театра кукол на различных торжествах. Неизменным успехом и популярностью у детворы пользуется придуманная и искусно сделанная Игорем Бабановым «Поляна сказок», что расположена в помещении музея театра. Примечательно, что все модели - самые разнообразные избушки на курьих ножках, акробаты, белочки, петушки - подвижные, с ними можно поиграть, что с удовольствием и делают все посетители музея, от мала до велика. Отмечая свой 65-й день рождения, Игорь Бабанов не устаёт восхищаться вечным искусством театра кукол, считает его сродни искусству концептуальному - ведь стиль, «вкус», атмосфера спектакля рождаются задолго до того, как поднимется занавес.

Аватар пользователя
Игорь Бабанов
Сообщений: 2
Зарегистрирован: Чт ноя 18, 2010 12:55 pm

Мысли

Сообщение Игорь Бабанов » Чт ноя 18, 2010 12:59 pm

ХМУРОЕ УТРО

Утро. Правда об этом знает лишь будильник, который «гундит» по-китайски противно. За окном темно, на улице тихо, даже не слышно шелеста метлы дворника.

Добрая порция контрастного душа пробуждает сознание, тело обретает упругость и способность двигаться.

В запотевшем мутном квадратике на двери появляется какая-то лохматая, волосатая рожа. Что это оно так пристально разглядывает оттуда? Я его не знаю, может, - не помню. Оно не похоже ни на кого из тех, кого я знал раньше, хотя кого-то напоминает очень близкого.
Брат? Он брился. Он очень любил подводную охоту. А по небритым щекам вода затекала внутрь гидрокостюма. Ему было 50, когда его не стало.

Отец? Он тоже брился. Это был целый ритуал. Проснувшись раньше всех, даже раньше гимна, он кипятил воду в большой железной кружке на электроплитке. На старом армейском ремне, прикрепленном к дверному косяку, правил трофейную бритву. Кисточкой с костяной ручкой тщательно взбивал мыльную пену и аккуратно наносил ее себе на лицо, становясь белым и неузнаваемым. Острой бритвой соскребал эту пену вместе с тем, что наросло за предыдущий день, оценивал качество штриха осколком зеркала, подсунутого под электропровод выключателя. Обрывком вчерашней газеты протирал бритву и снова проводил ею по следующему белому месту. Мокрым полотенцем вытирал лицо и шею. Из маленькой граненой бутылочки с узким горлышком лил на ладони очень вкусно пахнущий одеколон и влеплял его себе в лицо. А-а-а! Ему было 72, и больше 20-ти его уже нет.

С бородой был дед! Но ему было больше 80-ти, когда я видел его в последний раз. Да, на деда это больше всего похоже, только лет поменьше. Хотя, на взгляд не определить, сколько точно.

Квадратик очистился от испарины, стало лучше видно. Да, оно издевается надо мной, оно передразнивает меня… Неужели это я?
А где тот, с голубыми глазами и «жемчужной россыпью зубов»? Нашел, о чем вспомнить . последние зубы рассыпались после вмешательства доцента-дантиста еще в «перестройку». Почему же, когда я не вижу эту р……., ну, в общем, не смотрю в этот квадратик, я себя представляю другим?

Я заигрываю взглядами с молоденькими девушками, по праздникам даже пою после хорошей дозы крепких напитков, широко раскрываю рот… О, Боже! Неужели они, ну все, кто вокруг, видят то же, что и я по утрам в этом квадратике зеркала?

Сразу вспомнил свой детский чемоданчик. У всех членов семьи был свой чемоданчик – на всякий случай. Случалось разное – поездки на все лето в деревню к деду, или на дачу с детским садом. Потом был пионерский лагерь, поездки в колхоз на помощь колхозникам, потом - армия, командировки, поездки на практику, в стройотряд… У других тоже было много разных случаев, и чемоданчики всегда стояли приготовленными.

Там было немного вещей, но самые необходимые и самые дорогие: любимые книжки, фотографии любимых людей, смена белья, полотенце, щетка, расческа, ложка, кружка. Мы очень дорожили своими чемоданчиками. С внутренней стороны наклеивались всякие картинки, открытки, записывались стихи, песни, тосты, анекдоты, адреса… Снаружи чемоданчик периодически прихорашивался. Смазывались замочки, заменялись обломавшиеся уголки и порвавшиеся кожаные ремешки, закрашивались потертости. И, чем чаще пользовались чемоданчиком, чаще в него заглядывали, тем дороже и богаче он нам казался. Забытые надолго чемоданы пылились, ржавели металлические детали, обдирались стенки и углы.
И вот, глядя в зеркало душевой, я вспомнил про чемодан. Внутри – заложенные с детства сказки, повести, романы, истории и открытия. И сколько открытий!

Первый радиоприемник из каких-то проводков и непонятных деталей, первый его писк в наушниках. Первые самолетики, сначала из бумаги, потом из палочек, потом сложные конструкции с моторчиками… Первые кораблики из сосновой коры, из дощечек, наборные яхты, крейсера со стреляющими орудиями. Цветные карандаши, полученные как награда за рисование газет и дневников отрядной жизни… Первые грамоты за актерские выступления, за спортивные достижения и камни, камни, камни из разных мест, где пришлось побывать.

Как редко раскрывался мой чемоданчик в последнее время. Внутри – все как было, так и есть, но сам он побился, пообтерся, проржавел местами, и ручки оборвались… Похоже, скоро ему отправляться на помойку. Куда же деть все собранное за много лет? Кому передать?
Сейчас трудно чем-нибудь удивить. Дети и к компьютеру относятся так, как к туалетной бумаге, – должна быть, раз ее зачем-то придумали и сделали. Ценность вещи недолго волнует лишь в день ее покупки, потом надоедает, забывается, ломается, или меняется на что-то более совершенное, более престижное. Дома освобождаются от всего лишнего, исчезают книжные шкафы, фотографии предков в старинных рамочках. ЛЕГО заменяет рукоделие, компьютер – вместо живой компании друзей.

Люди смотрят в мутный квадратик и не узнают никого и ничего. Старому чемодану нет места, отдаю содержимое даром. Берите!

Игорь Бабанов

Дмитрий Бахтин

С Днем рождения!

Сообщение Дмитрий Бахтин » Пт дек 24, 2010 7:05 am

Изображение

Аватар пользователя
administrator
Site Admin
Сообщений: 304
Зарегистрирован: Сб май 06, 2006 5:15 am
Контактная информация:

Сообщение administrator » Чт дек 30, 2010 5:28 pm

Журнал "Страстной бульвар,10"
Выпуск №3-133/2010, Гость редакции
Изображение
Изучая ошибки других, осознаем свои собственные/Игорь Бабанов (Ярославль)

После финального спектакля VIII Международного фестиваля театров кукол «Муравейник» в Иванове, в те звенящие творческим возбуждением минуты, когда последний мазок уже положен и картина, в принципе, обрела окончательный вид, но расходиться еще не хочется, - разговорились с одним из именитых гостей этого форума - главным художником Ярославского государственного театра кукол Игорем БАБАНОВЫМ.

- Игорь Алексеевич, как ветеран кукольного дела, автор более чем 80 спектаклей и участник множества фестивалей, удовлетворены ли вы этим ивановским слетом кукольников?

- Ну, что такое фестиваль?.. Собираемся и, изучая ошибки других, начинаем осознавать собственные ошибки. Мы все идем по одним и тем же тропинкам, наступаем на те же грабли. И уже нет понятий «фестивальный» или «не фестивальный» спектакль - все показывают то, что могут вывезти в данный момент. Так же с нашими «Тремя поросятами» получилось. Сегодня мы, в основном, работаем на стационаре. У нас большой, «академический», можно сказать, театр. Делаем только громадные работы - эдакие полотна. У нас в театре даже нет своего грузового транспорта, выгоднее взять в аренду на день-два. Выезжаем только по большим заказам. Но те же проблемы и у других театров. Поэтому на фестивали везут то, что можно легко запаковать.

Первые «Муравейники» были не то что интереснее, но как-то сложней - в том смысле, что каждый стремился показать, чего он достиг, ну, буквально в самый последний момент...

- Почему это ушло?

- Это не ушло. Просто немножко изменился сам формат фестиваля. А жизнь как изменилась! Некоторые театры очень трудно существуют в экономическом смысле. Конечно, проще загрузить чемодан и послать с ним двух актеров.

- Итак, везли не лучшее, а самое транспортабельное. И все-таки - что же мы при этом увидели?

- Больших открытий не случилось. Но были любопытные работы - например, вологодская «медвежья» история. В этом спектакле просто любуешься работой актеров. Я и смотрел, в основном, на актерские работы. Не люблю критиковать или ругать своих коллег-художников. Режиссура - вообще особый жанр: она либо есть, либо ее нет.

С интересом смотрю на молодых актеров. Если есть какая-то возможность им помочь, что-то подсказать - это непременно надо делать, это и есть задача фестиваля. Режиссеры - они и у себя в театре-то ставят себя выше всех, в грудь себя хлопают: «Это все я придумал, это все я!..» А бедные актеры должны все это реализовывать. А поучить по-настоящему их зачастую некому. Институты, училища дают только начальный толчок. Но учить все-таки должен человек, который с ними работает, который ставит спектакли... Однако многие театры сегодня работают на потребу самого невзыскательного зрителя, на кабацком уровне, лишь бы посмешить, повеселить, соленость какую-то вставить... Обидно, жалко!

Театры можно понять, им жить надо. Сейчас модно футболистов, хоккеистов «покупать» за границей: одна месячная зарплата такого «варяга» - это два годовых бюджета нашего театра. Ярославль как раз этим знаменит. При всем том наш «Шинник» - только-только с трудом удерживается в первом футбольном дивизионе. Правда, было время, «Локомотив», наша хоккейная команда, занимала первые места, но с таким трудом и с помощью таких денежных вливаний!..

А театр, извините, вообще под Новый год закрыли! Из-за трагедии в пермской «Хромой лошади» пожарники активизировались. А мы тут при чем, если строили так? На те копейки, которые мы зарабатываем, здание театра не перестроишь. У нас билет для детей стоит 90 рублей. А совсем недавно стоил еще меньше. Мы со своим бюджетом можем разве что купить новые тряпочки для следующей постановки, а не ремонт театра сделать. Театр на балансе у области. И когда его закрывают из-за того, что здание как-то не так или не тем покрашено, это глупость.

С трудом открылись за два дня до начала новогодней кампании. Вот те деньги, что мы на ней заработали, частично пошли на новую постановку, частично - на ремонт. Ободрали все стены, чтобы пожарники не придирались. Зрительская часть еще неплохо выглядела, постарались, повесили украшения. А там, где мы существуем, гвозди из стены торчали, стена не оштукатурена, мел, гипс на полу...

Поэтому и говорю, что театры везут на фестиваль то, что могут довезти.

- Раз вы особо присматривались к молодежи, поделитесь впечатлениями о ней...

- Я уже сказал, что мне понравился спектакль Вологодского областного театра кукол «Мишук, или Сказка о непослушном медвежонке». Очень хорошо знаю этот театр, потому что часто туда езжу. Там, кстати, две школы сошлись. И как раз в фестивальном спектакле двое актеров представляли нижегородскую школу, и один парень - ярославскую. Вот они молодцы. Ну, там и режиссер-постановщик интересный - Андрей Князьков. Он в Питере преподает и свой театр там сейчас создает. Не все мне там безусловно понравилось, но как работали актеры, просто поразило. Вот эти их микроскопические оценочные действия... Если актер до этого дошел, и он это держит, не забывает, не пробалтывает - это дорогого стоит. Совсем иное впечатление произвел спектакль из Ставрополя «Котенок на снегу». Но это работа молодого режиссера, я видел, как она переживает... Вот это и ценно: на своих, на чужих ошибках - мы все пытаемся за счет фестиваля над собой вырасти. Мне-то уже, вроде бы, расти больше некуда, а все равно хочется...

- Судя по фестивальным спектаклям, мало кто в нашей стране сегодня работает с марионеткой...

- Марионеткой надо заниматься всю жизнь. Нет смысла брать ее только для того, чтобы какой-то другой прием в театре применить: сегодня мы с варежкой, завтра с марионеткой... Актер у нас, как и в драматическом театре, имеет свои амплуа. Управлять марионеткой - очень тонкое ремесло. Люди нарабатывают его годами, они просто живут этим, это способ их выражения, их язык... В Германии таких театров тоже мало осталось. Сегодня марионеткой занимаются, в основном, чехи и китайцы. Правда, если китайцы берутся за что-то, будь то спорт или цирк, они достигают удивительных высот... И вот сейчас они марионетку освоили.

Тут есть еще одна тонкость. Это очень сложная кукла. И она больше всех напоминает человека, только уменьшенного. Значит, нужна настоящая, очень хорошо выбранная, очень точная драматургия.

- Но разве марионетка с ее человекоподобием не может использоваться в любой драматургии? И в таком случае ее возможности беспредельны!

- Ну вот Костромской областной театр кукол показал нам чеховского «Медведя». Раньше марионеткой здесь не занимались. Возможно, поэтому постановщик решил подстраховаться, и была сделана запись голосов знаменитых артистов. Если бы костромские кукольники сами озвучивали свои роли, они бы, может, и действовали как-то по-другому. А так - все время было ощущение, что они просто пытаются попасть (и не всегда удачно) в фонограмму. Так что пока этот опыт меня не убедил.

- У вас не было ощущения, что это как «фанера» на эстраде? Но на эстраде, хотя многие этим и пользуются, все знают, что это стыдно. А в данном случае нас пытались убедить, что это - один из вариантов прогресса в кукольном деле. Неужели театр пойдет в своем развитии в эту сторону?

- Когда директор костромского театра спросил мое мнение, я сказал: «Ну - хороший мультик, анимация... Но это не совсем чистое искусство получается...» Как научиться водить марионетку в таких условиях - это для студентов. Им бы еще было любопытно поработать под фонограмму с куколками. Можно ввести этот метод в процесс обучения для совершенствования техники управления куклой. Но - не как зрелище, не как спектакль для зрителя. Тем более, сразу возникает вопрос: а кому вы это показываете, кто будет на это ходить? Наверняка, билеты дорогие. Наверняка, это вечерний спектакль. А люди сегодня предпочитают вечером в ресторан сходить, караоке попеть...

- Как сделать, чтобы они предпочли всему этому театр?

- То, во что сейчас превратился театр кукол, - большие сцены, помещения... - это не совсем правильно. Мы заложники советского периода, когда на культуру, на искусство выделялись немалые деньги... А ведь исторически кукольный театр всегда был мобильным. Вот как раз таким, каким явился нам на «Муравейнике» Театр кукол на колесах из Паневежиса. Литовские артисты показали очаровательный спектакль «Красная Шапочка» - в лучших традициях балагана, передвижного театра, где царит импровизация, где берется материал, который все уже знают, и вдруг он приобретает какие-то совсем новые черты... Это замечательно! И я, кстати, так же понимаю театр.

- А почему бы и ярославским кукольникам не выкатиться однажды из обшарпанных стен своего «академического» театра, чтобы, как в старину, колесить в фургончиках по дорогам?..

- А где жить-то? Сейчас аренда помещения стоит дороже всех наших театральных дел... У нас есть театры, где два-три актера берут кукол, ставят что-то и куда-то продвигают свою работу. Ну - детский садик их принимает, да. А если это делать, как настоящий театр, выступать надо там, где собирается интеллектуальная публика, люди, которые понимают и любят театр, которые пришли не на караоке с тюремными песнями... Только вряд ли это сегодня осуществимо. У нас ведь кризис не только в театре. Кризис в самом обществе. Был же еще недавно период, когда денег крутилось не меряно. Куда они закатились, все эти деньжищи? Хоккеисты, футболисты, дворцы какие-то по 400 метров высотой - «вавилонские башни»... А в культуру-то денег шло совсем мало.

Исключения есть, но они очень редки. В Мытищах, при мощной поддержке мэра, в 90-е годы возник и очень интересно существует кукольный театр «Огниво». Однако на «Муравейнике» я узнал, что теперь и там трудности начинаются. А вообще тамошние кукольники и за границу ездят, и к себе приглашают.... К примеру, показанный в Иванове спектакль Южно-Сахалинского областного театра кукол «Одержимая любовью» поставил режиссер Петру Вуткэрэу, который мало в нашей среде известен, я впервые видел его работу. А Мытищи его открыли для себя уже давно, два спектакля ему заказывали... Он не кукольный режиссер, но он мыслит метафорой, а это очень редкое и важное качество. По-моему, кукольный театр ближе всего к метафоре. Он ближе к поэзии, даже к балету, чем к слову. Слов наговорено уже слишком много, слово уже не работает, не держит зал... Тем более - маленьких детей.

- Несмотря на все оханья по поводу отсутствия современной драматургии, похоже, сами театры мало интересуются новыми авторами. Зато драматургией пробавляются сегодня и театральные художники, и режиссеры.... Мы это наблюдали в разных вариантах и на нынешнем «Муравейнике». Как правило, опыты эти не слишком удачны...

- Не могу согласиться, что совсем нет современной драматургии, но она очень сложная. Петрушевская, к примеру... Все эти драматурги родились в определенных исторических условиях, и что-то у них в головах раз и навсегда повернулось и застыло. Сегодня надо и мыслить, и писать иначе...

- Так вы говорите об авторах последней трети ХХ века...

- А те, кто начинал свой творческий путь уже в ХХI веке, пишут, в основном, на потребу кабацкого зрителя.

- А может быть, театры просто ленятся искать «своих» драматургов, «выращивать» их?

- Страна у нас очень большая. Но все происходит в основном в Москве. А на периферии, если на авторе пьесы нет московской «печати», ему просто не верят. Но режиссеру надо что-то ставить. И он либо переписывает ту драматургию, которая уже есть, либо пишет сам. И у меня была такая история, как раз на первом фестивале «Муравейник». Я привез свой спектакль, где был и художником, и драматургом, а потом пришлось стать еще и режиссером, потому что никто не брался ставить то, что я написал. Это была пьеса по русским сказкам. Спектакль назывался «Бабайки залетные». Благодаря ему, я, можно сказать, стал знаменит на ивановской сцене.

- Молодые актеры из Вологды, которые и вам, и мне, и многим на фестивале понравились, помимо прочего, восхитили замечательными, истинно актерскими, голосами. Сейчас такие голоса и в МХТ редко услышишь. А ведь яркий звучный голос - это одно из самых главных качеств, каким непременно должен обладать актер...

- Голос - это инструмент. А в театре кукол - это не просто инструмент, а то, что ты должен перебросить через ширму, через какие-то пространства... В Нижнем Новгороде хорошо учат, традиции там очень крепкие, но они стараются. А вот из ярославского института кукольные актеры выходят очень слабенькие...

- Но если в театре кукол утвердятся фонограммы, «мадонки» и прочие «костыли» для маленьких голосов, то звучный, хорошо поставленный голос, так же как и умение подавать его через все препятствия в зал, будут вроде бы уже и не нужны...

- Да, происходит подмена. Это как выступление музыкантов на стадионе. Но театр - это все-таки не стадион.

Кстати, нас тоже вынуждают работать на стадионах. В дни всяких праздников мы, со своими маленькими куклами, выходим на огромные площадки, где шумит зритель, который пришел вовсе не в театр, а пива попить или пострелять из ракетниц, и актеры, бедные, надрываются, кричат. Или выступают «под фанеру».

- Не лучше ли сделать несколько ростовых кукол, и на каждый праздник писать им новые репризы...

- Таких кукол должно быть много, чтобы разные сказки можно было охватить. Одно время в магазине ВТО чемоданчик такой продавался: там куколки были разные - дедка, бабка, царь, Василиса... Штук десять сказок можно было показывать. Сейчас театр от этого ушел. Сегодня театр кукол - это все-таки театр художника. И если художник что-то не доделал, не додумал - это сразу же видно.

- Дедка - бабка - Василиса... Забытые персонажи. Взять хотя бы ту же афишу «Муравейника» - мы не видим тут русских сказок. Но пока границы и национальности еще не отменены, народные сказки являются одним из инструментов воспроизведения менталитета нации...

- А кто их знает-то сегодня, эти сказки? Детям их не читают. У меня в театре всякие стоят домики, в том числе, ледяной и лубяной... Спрашиваю детишек: «У кого был ледяной домик?» - «У Снежной Королевы» - «А попроще что-нибудь?». Молчат.

Я говорю: «У Лисы был ледяной домик, который растаял...» Не знают. Зато с малолетства читают Гарри Поттера и прочее в этом духе. Мы «Муми-тролля» легче воспринимаем, чем свои сказки, хотя Янсон очень трудно перевести в видеоряд, автор же сама рисовала. Конечно, виноваты мы сами, все больше на «конфетки» кидаемся и читаем детям всю эту западную, совсем не нашу литературу, и забываем, что у нас есть свой колодец, из которого можно черпать, черпать и черпать. Тут и народные сказки, и литературные...

Хватаем то, что поближе, попроще. Лежат на прилавке какие-нибудь шведские сосиски - мы и рады, покупаем... И театры почему-то пытаются идти тем же путем, хватают первые попавшиеся красивые упаковки...

- Или заново «красиво упаковывают» что-нибудь вроде «Маленького принца»? Странно, что эффектный вроде бы спектакль Курского областного театра кукол по сказке Антуана де Сент-Экзюпери совсем не тронул...

- Нет, не тронул. Даже раздражали многие вещи. И молодой артист с ролью Летчика не справлялся. А уж Лис! Меховая колбаса какая-то: лап нет, потом появляется рука в перчатке.... Занудный, монотонный спектакль. Я из того поколения, у которого «Маленький принц» был настольной книгой. Уходя в армию, я уже был романтик, влюбленный в Экзюпери. С его мыслями - что ты в ответе за тех, кого приручил, и прочее - мы просто жили! Если люди читали когда-то эту сказку, они это все иначе воспринимают. Артист, конечно, старался. И опять мы возвращаемся к разговору об актерской школе.

Глупо, что при обсуждении фестивальных спектаклей больше всего достается от критиков режиссерам и художникам. Хотя многие из них даже не приехали на фестиваль. А слушают все это актеры. Им бы про себя послушать. Но все сходится к решению спектакля: «попали - не попали», «удалось - не удалось». Однако то, что предназначено для режиссеров и художников, - зачем это слышать всем? Тем более что потом это начинает обрастать в труппе мохом легенд: «А вот их там разложили... раздраконили...» Нас ведь не так много, могли бы собраться отдельно, 5-6 человек. И мы бы послушали критиков, но и сами могли бы возразить что-то. А здесь, при таком стечении народу, не каждый будет высказываться, да и не тот формат, что уж там базар затевать...

А вообще-то фестиваль более ценен даже не для нас, авторов, которые все так «круто» напридумывали, а именно для артистов. И если уж говорить - так о школе актерской. О том, что актер вылез из-за ширмы и думает, что его не видно, а мы видим... Как в анекдоте: Центральной фигурой в картине Пикассо «Девочка на шаре» является мужчина, сидящий спиной на кубе... Или о том, что его не слышно. Да, настоящих голосов стало очень мало на театре, и особенно в театре кукольном. Профессия перестает быть престижной.

- Так ведь беда еще в том, что театры, в целях экономии, перестали приглашать выученных в хороших вузах и сузах специалистов и начали растить себе смену сами.

- Да, и опять же учат не всегда лучшие, а те, у кого есть возможность, кто меньше занят. Тиражируются присущие именно этим актерам, этому театру штампы, огрехи... И ведь как раз актеры, мало занятые в репертуаре, носят в себе самые сильные комплексы, особые амбиции... И они их закладывают в своих учеников. Конечно, во всем виновато само общество. Все свои беды мы сами куем, своими руками. Честно говоря, свет в конце туннеля - когда мы начнем жить свободно, не боясь, что нас кто-то где-то зажмет или финансово, или еще как - пока не просматривается.

- Но если происходят фестивали, которые помогают артистам, художникам, режиссерам творчески вырасти, «значит, это кому-нибудь нужно»...

- Ну вот разве что радуют фестивали... Раньше их было больше, за сезон мы могли объехать пять-шесть театров, все с праздниками, банкетами. Сейчас все гораздо скромней. Хорошо, что «Муравейник» еще держится. Хотя, конечно, устроители каждый раз с трудом находят спонсоров: Иваново - далеко не самый богатый город. Ивановцы молодцы. Сохранили традицию. Я с удовольствием сюда приезжаю. Даже если нечего показать, стараюсь приехать, увидеть своих коллег из других городов. Самому мне не доехать до Сахалина, а здесь встретились...

Кирьянова Ирина
Фото Д.Бахтина
http://www.strast10.ru/node/1365


Вернуться в «Люди и куклы»

Кто сейчас на форуме

Количество пользователей, которые сейчас просматривают этот форум: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость

cron